Хостинг на valuehost.ru. Домен в подарок!
Создание сайтов, оптимизированных под мобильные устройства

XXIV- Международный оперный фестиваль - день третий. "Флория Тоска"

XXIV- Международный оперный фестиваль - день третий. "Флория Тоска"XXIV- Международный оперный фестиваль - день третий. "Флория Тоска"

Что важнее – духовное или материальное? Какими нравственными принципами можно поступиться во имя власти и политической выгоды? «Флория Тоска» 27 ноября в рамках XXIV Международного оперного фестиваля им. М. Д. Михайлова заставила нас поискать ответы на самые главные жизненные вопросы. Тоска лауреата международных конкурсов Натальи Мурадымовой, одной из лучших солисток Московского академического Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко любила Каварадосси лауреата международных конкурсов Ованеса Айвазяна из Армении. И как жестокое, исполинское противостояние – Скарпиа народного артиста России Владимира Редькина из Большого театра. В роли маэстро появился заслуженный артист России Анатолий Чепурной из Красноярска. Оркестр под его мягкими, словно бескостными, и вместе с тем решительными, властными руками заговорил сегодня на новом языке. Появилась в его музыкальных речах царственность и размеренность, расцвеченная томительным любованием веристскими, гармонически текучими красотами Джакомо Пуччини. Несмотря на сумрачность содержания, партитура будто засветилась изнутри ослепительным солнцем.

Ованес Айвазян сделал всё, чтобы о его Каварадосси помнили как о самом романтичном художнике эпохи. Он очаровывал, позволял себе лирические вольности и никуда не спешил, купаясь в мерцаниях мажоро-минора. Публика недоумевала: откуда в душе такого на первый взгляд устремлённого в небеса юноши столько непреклонности. Кульминацией стал его предсмертный монолог. И вот ведь какая «штука»: мы знаем о том, что Тоска «обвела вокруг пальца» Скарпиа, и теперь Каварадосси якобы ничего не грозит, но вместе с тем не верим в спасение, как, похоже, не верит в него и сам герой. Вторя струнным унисонам, он предчувствует близкий конец, а в тяжёлых басах слышит собственные шаги на эшафот. И насколько вальяжен, уравновешен и скуп на эмоции Скарпиа, воплощённый Владимиром Редькиным. Его практически невозможно вывести из себя. Высокий, широкоплечий, галантный, с чуть замутнённым, холёным взглядом и холодной расчётливостью, сквозящей и в голосе, и в линиях пластического рисунка, он был похож на льва, готовящегося к прыжку... Настоящий хозяин жизни, привыкший брать всё и сразу. Даже руки у него будто постоянно дирижировали, гоняя по полю пешек-людей.

Между двумя образными полюсами – прекрасная Тоска Натальи Мурадымовой. Героиня металась между преступностью и благочестием, бесстрашием и панической боязнью, коварностью и чистотой, нервами на пределе и безупречным самообладанием. Порой она казалась настолько несчастной и беспомощной, что сердце сжималось от жалости к ней. Но уже в следующую секунду, забитая и растоптанная, она вдруг поднималась с колен и каменела, превращаясь в неприступную, нерушимую крепость. Крепость, которую не взять даже штурмом. И только в моносценах мы понимали, чего ей это стоило. А что же остальные? Такое впечатление, что в этой опере нет «проходных» персонажей. Каждый, так или иначе, втянут в тугой музыкально-драматический клубок. Среди них мятежный Анджелотти лауреата международных конкурсов Константина Москалёва, бесхитростный Ризничий заслуженного артиста Чувашии Михаила Мокшанова, непоколебимый Шарроне Андрея Михайлова, юркий, суетливый Сполетта, превращённый дипломантом Международного конкурса Ильёй Гурьевым в настоящую электромашину, призрачный Пастушок Надежды Степановой, пугающий отстранённой безмятежностью, точно ножом по горлу. Но нам почему-то до последнего не хотелось верить в роковую предрешённость.

Текст: Мария Митина
Фото: Евгений Добрынкин, http://opera21.ru/

Теги:Теги: Оперный фестиваль Чувашский государственный театр оперы и балета